У кошки боли, у собаки боли, а ребенка — обезболь!

Ольга Добромыслова

Советует главный педиатр Москвы Александр Румянцев

Дети не должны испытывать боли

Боль — одно из первых ощущений всякого приходящего в этот мир. Но о том, что больно не только рожать, но и рождаться, с полной определенностью начали говорить совсем недавно. Всегда считалось, что homo sapiens появляется на свет с нервной системой столь незрелой и с мозгом столь неразвитым, что ни о какой чувствительности его к боли и говорить не приходится. Кричит? Легкие прочищает. Гримаски корчит? Ничего не значащие мышечные сокращения. Ножками дергает? Рефлекторный ответ на раздражитель. Как у препарируемой лягушки.

А с раздражителями рефлекторными человеку разумному в детстве, особенно самом раннем, сталкиваться приходится немало. Одних только инъекций как минимум шестьдесят восемь. Неизбежных. Поскольку делаются они в ходе вакцинирования. Производимый время от времени забор крови на анализ — тоже процедура необходимая и «неминучая». Но дети ведь еще и болеют — без уколов тоже обходится не всегда. Есть, вы знаете, и такие, что, едва родившись, на стол хирурга попадают. Малышу же, поторопившемуся родиться, приходится переживать ежедневно по 12-15 медицинских процедур и манипуляций. И у поторопившихся сильно (месяца на 3-3,5) «набегает» за это время от ста до четырехсот этих малоприятных соприкосновений с реальностью.

А иначе как? Легкие еще слабы — без искусственной их вентиляции не обойтись. А это введение трубки в верхние дыхательные пути. Центральная нервная система координировать процессы сосания, глотания и дыхания тоже еще не в состоянии. Да и самой сосательной функции пока нет. А витамины и калории ох как нужны! Расти ведь надо, той же нервной системе формироваться и формироваться. Получается, без желудочных зондов не обойтись. То есть трубка в пищеводе. Еще питательные вещества подают непосредственно в кровь — через периферические и центральные вены. Капельница. С помощью многочисленных трубок и проводов ребенок присоединен к аппаратам, контролирующим его пульс, дыхание, регулярно проводящим анализ крови, вводящим необходимые лекарства и т.д. и т.п. Взрослому без анестезии все это вынести было бы нелегко. Но для взрослых существует множество обезболивающих препаратов. У недоношенных детей эти лекарства боль снять не могут в принципе — именно из-за неразвитости их нервной системы. А иных способов, увы, нет. Ведь до недавнего времени считалось, что пути, проводящие боль в мозг, в этом возрасте еще не сформированы.

Так что же изменилось? Наука шагнула вперед. Появилась возможность отследить реакцию мозга младенца на болевой раздражитель. Британские медики фиксировали мозговую деятельность недоношенного ребенка в момент забора у него крови через пятку и после этой процедуры. Специальным образом обработанные снимки показали характерное изменение в этот момент кровоснабжения коры. А это означало одно: болевой сигнал до мозга доходит даже у родившихся раньше срока. Впрочем, к «открытию» этому исследователи были уже готовы — предшествовавшими исследованиями. У недоношенных младенцев в ответ на аналогичное воздействие фиксировались реакции со стороны гормональной системы, менялись дыхательный и сердечный ритмы, артериальное давление. Только многие склонны были считать это реакциями рефлекторными. При том что они в общем-то сходны с реакцией человеческого организма на опасность вообще (вспомните хотя бы о выбрасываемом в минуты опасности в кровь так называемом гормоне кролика). Смысл подобных реакций в том, чтобы дать силы от опасности бежать или ей противостоять. Но как бежать малышу с неразвитыми мышцами, подключенному к монитору и нашпигованному зондами да венозными катетерами? Хотя и вполне уже способные «дать деру» от тети в белом халате детишки пусть и ревут, но тоже никуда не бегут — мамы уговаривают, а то и держат. Желание бежать при виде шприца испытывает и достаточное количество взрослых. Даже если этот шприц не им предназначен. В медицине такие состояния называют фобиями. Фобии, развившиеся на основе боли, очень живучи. Почему?

Вслед за болью идет фобия

Наталья Клипина, клинический психолог:

— Воспитание терпеливости и выдержки, особенно у мальчиков, в обществе всегда приветствовалось. Бытует мнение, что организм можно приучить, натренировать переносить боль. Научной основы оно под собой не имеет. Наукой доказано: каждый новый опыт боли восприимчивость к ней повышает. Постоянно повторяющиеся, особенно в раннем возрасте, болевые ощущения могут привести к возникновению невроза или фобии. Для фобии характерно рождающееся время от времени чувство сильнейшего страха. Люди боятся разных вещей: высоты, насекомых, замкнутого пространства… И подобные страхи очень живучи. Потому что основа их — условный рефлекс. Так считает большинство российских ученых. Вспомните знаменитую собаку Павлова. Она «пускала слюну» сначала при виде пищи, а потом «при одной только мысли о ней» — реагировала на абстрактный стимул. Так и с болью. Видит человек шприц или кого-то в белом халате, или просто почувствовал запах больницы — и в душе возникает сильнейшее, абсолютно неуправляемое чувство страха. При том что человек понимает: бояться абсолютно нечего. Человек, заметьте, вполне взрослый. Так бывает с «перекупавшими медицинских вмешательств» в детстве. И время в этом случае, к сожалению, не лечит. Хотя всем известно: без регулярного подкрепления условный рефлекс угасает. Болевое подкрепление — дело иное. И фобии, особенно связанные с болью, даже и не подкрепляясь явно, могут длиться годами.

Как быть? Использовать все имеющиеся возможности избавить ребенка от боли. В массовом порядке малополезный этот опыт дети получают во время прививок. Сегодня есть реальная возможность его исключить. Это обезболивающая мазь и обезболивающий пластырь на основе давно известных и давно применяемых анестетиков. При необходимости она может сделать безболезненным вмешательство не только на поверхности кожи, но и в тканях на глубине 12 миллиметров. Средство нетоксично даже для грудных детей, исключая разве что новорожденных — велик риск передозировки.

Правда, говорить, что для российской педиатрии применение ее характерно, пока еще рано. Но вот в Швеции, во Франции без них не обходится ни одна инъекция, ни одна прививка.

Конституция обязывает

Александр Румянцев, профессор, главный педиатр Москвы, главный гематолог России, директор Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Росздрава:

— Особенность новорожденных в том, что боль вызывает реакцию всего организма. И это более вредно, чем реакция локальная. И, ко всему прочему, способствует формированию психологической и даже психической реакции на все, что связано с медицинским вмешательством. А ведь в первый год жизни ребенок подвергается врачебным осмотрам как минимум 32 раза. Прибавьте прививки, как минимум, два анализа крови. А дети еще и болеют. Но сегодня вы вполне можете требовать от медиков мер по защите вашего ребенка от боли. Да что там можете! Вы просто обязаны — по Конституции. В ней ведь записано, что родители обязаны заботиться о здоровье своих детей. А еще она декларирует право каждого гражданина на охрану здоровья и медицинскую помощь. Другой вопрос, что сегодня медперсонал обезболивать инъекцию не обязан. Но это вопрос чисто технический. Это, смею надеяться, очень близкая перспектива. А пока об обезболивании можно позаботиться самим. Мазь, о которой упоминала доктор Клипина, в аптеках есть. Правда, только в рецептурных отделах. Но теперь вы о ней знаете и можете попросить вашего доктора выписать рецепт.

Опубликовано: «Российская газета» — Неделя, № 4153 от 25 августа 2006 г.

Источник: www.rg.ru.

Смотрите также

Опрос о бремени болезни среди пациентов

Помогите докторам узнать о мигрени больше. Ваше мнение и ощущения очень важны, чтобы мы могли лучше помогать вам справляться с мигренью!

Пройти опрос